Жесть как она есть, или особенности перевода резкого общения

Поделится:

Переговоры даже на самые «сухие» темы редко бывают эмоционально-нейтральными. Что делать переводчику, если стороны повышают градус общения и даже переходят на личности? Подменять лексику более мягкой или продолжать переводить как есть? В рамках проекта «Заметки переводчика» Евгенией Слуцкой делится своими стратегиями перевода резкого общения.

Смягчать нельзя оставить

Исходя из базового принципа переводческой беспристрастности, переводчик не имеет права ничего смягчать или ужесточать на своё усмотрение, если его об этом заранее или в процессе не попросил заказчик. Исключения составляют инвективы – оскорбительные высказывания, часто персонифицированные. В отношении них, независимо от позиции заказчика, переводчикам настоятельно рекомендуется подбирать «менее оскорбительные» аналоги в языке перевода, сохраняя при этом общее эмоциональное послание. Да и будем честны: далеко не каждый переводчик, даже с полным двуязычием на все случае жизни, возьмет на себя смелость максимально эквивалентного перевода инвектив – слишком рискованно.

Но из любого исключения бывают исключения, а к законам есть поправки. Особенно, когда дисфемизм – «это же просто метафора, вполне естественная в устах поэта» (via «Пигмалион» Б. Шоу).

Во избежание недоразумений и подозрений в пристрастности, ещё на стадии согласования условий своей работы с заказчиком нужно постараться обсудить допустимость «литературного редактирования» со стороны переводчика.

Оттенки жесткого

Ко мне пока только один раз обращались с предложением заказа, в котором представитель российской стороны собирался намеренно использовать мат, «чтобы произвести впечатление на китайцев». К великому сожалению моего внутреннего психолингвиста, по неизвестным причинам, для меня этот «впечатляющий» проект не состоялся. Поэтому здесь речь пойдет о более будничных проявлениях резкого общения.

Все жесткие ситуации, исходя из своего опыта на сегодняшний день, я разделяю на следующие типы:

  1. Жесткость персональная — как часть речевого имиджа говорящего
  1. Жесткость тактическая — как часть переговорной тактики (надавить, сбить с толку, загнать в угол, «произвести впечатление» и т.п.)
  1. Жесткость ситуативная, когда переговорный процесс уже находится не на стадии обмена любезностями и конструктива, а на этапе напряженности или скандала, и рассчитывать на то, что скандалить стороны будут с реверансами и улыбками особо не приходится
  1. Жесткость — как часть непонимания культурных кодов

В первых трех случаях исходную жесткость необходимо сохранять, используя имеющиеся в языке перевода средства, близко передающие эмоциональный посыл говорящего, – ведь на эмоции же в таких случаях всегда и делается главный расчёт. Уход в «нейтральные воды» здесь – это искажение речевой ситуации и введение в заблуждение обеих сторон: одна будет думать, что ее «жесть» донесена до противоположной стороны стола и рассчитывать на какой-то «вау»-эффект, а вторая, что идёт размеренная беседа и ее контрагент – вполне себе «мимими».

Если «жестить» – часть переговорного сценария, то это часто заметно ещё и на невербальном уровне – мимика, интонации, позы и др.. Хотя у меня были случаи, когда очень спокойный ровный голос, «несчитываемость» лица и категоричная по сути аргументация без какой-либо стилистической окраски одной стороны успешно выводили из себя очень уравновешенную другую – последняя «психовала» и переходила к нападающей обороне. Поэтому невербалка говорящего не всегда показатель его замысла.

Ситуация 4 может быть пограничной с ситуацией 1 или даже совмещать их обе: когда речевая индивидуальность говорящего является и его же нечувствительностью к другой культуре. В таких случаях, если нет никаких предварительных инструкций, я обычно либо подтягиваю регистр до нейтрального или даже высокого стиля, либо добавляю «сигнальные» вводные конструкции («как у нас часто говорят/любят говорить» и т.п.). Такие «маяки» показывают другой стороне, что сказанное — это скорее специфика иной культуры, которая — по определению «иной» — может быть со «странностями». И это не какие-то вопиющие «странности» самого говорящего с не менее вопиющим непониманием им «странностей» культуры своих визави, как может показаться.

И самое главное: никогда-никогда-никогда не принимать ничего из сказанного на свой счёт. Не отождествлять себя с заказчиком, как бы одна из сторон ни пыталась поиграть на этом и вывести из равновесия самого переводчика, навязать ему манеру поведения того, кого он переводит, или же тех, для кого он переводит. Беспристрастность – и об этом тоже. Я – это не мой клиент и не его слова. Я – настроенный определенным образом декодер-ретранслятор (см. пункт о предварительном обговаривании условий с заказчиком). И в этом — моя сила и психологическая выносливость. С таким внутренним настроем анализ ситуации на предмет «смягчать или оставлять как есть?» проходит легче и быстрее.

Для заглавной иллюстрации использовано фото senatus.net.

Другие «Заметки переводчика» с Евгенией Слуцкой

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в fbvktwittergoogle+ и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Оригинал: «Жесть как она есть, или особенности перевода резкого общения» в Магазете

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *